Михаил Шмаков: Не допустим распада страны!

shmakov-newРоссийские профсоюзы – это интернациональная и одновременно глубоко патриотичная организация, которая всегда будет не только отстаивать интересы трудящихся, но и выступать за единство и независимость нашей страны. Об этом и многом другом в интервью "Трибуне" рассказал Председатель Федерации независимых профсоюзов России Михаил ШМАКОВ.

– Михаил Викторович, недавнее торжественное заседание Генерального совета ФНПР было посвящено двум историческим датам – 110-летию с момента возникновения легального профсоюзного движения России и четверти века с момента учреждения ФНПР. Что, на ваш взгляд, роднит эти события?

– И то, и другое событие пришлись на смутное время в истории России. С той только разницей, что в 1905 году требования работников, обращенные к царю, закончились, ввиду несогласованности действий элит, Кровавым воскресеньем, вооруженным восстанием в ходе Первой русской революции и Манифестом, даровавшим право объединяться в профессиональные союзы, а через 80 с лишним лет власть встретила недовольство работников таким же государственным предательством, но без солдат и массовых расстрелов. Впрочем, если оценивать требования трудящихся начала ХХ века, то глядя с вершины сегодняшних дней можно увидеть и до сих пор актуальные проблемы. Противоречия между трудом и капиталом никуда не делись. Они лишь перешли на новый технологический уровень.

Что касается собственно процесса создания нашей организации, то для молодого поколения профсоюзных активистов это событие уже покрыто "благородной патиной". Но для меня лично и, я надеюсь, для многих участников двух этапов Учредительного съезда российских профсоюзов в 1990 году события эти памятны и живы. Это были дни, когда массовые акции протеста, еще недавно немыслимые в Советском Союзе, захлестнули страну. Забастовки и публичные дискуссии, возможности неслыханного роста и безработица, снятие административных барьеров и разгул спекуляции, свобода слова и откровенная демагогия… Время создания ФНПР было временем, когда мы начали расставаться с иллюзиями о благородном собственнике, ратующем не о своем кармане, а о развитии производства и довольстве работника. Такие встречаются сегодня – но их не так много, как хотелось бы.

Время создания ФНПР было временем, когда мы считали – достаточно принять нужный закон и профсоюзные права, права работников прекратят нарушать. Это было время, когда пришла надежда на создание новых, по-настоящему демократических профсоюзов, в которых работник и профсоюзный активист будут поставлены во главу угла, а эффективность профсоюзных структур будет оцениваться не по бумажным отчетам, а по реальным достижениям. Многие считали, что залог эффективности профсоюзов в их максимальной децентрализации, вплоть до невыполнения якобы неправильных решений коллегиальных органов проф­союзов.

– Теперь уже понятно, что не все надежды оправдались. Как в этой связи ФНПР корректировала свой курс?

– Мы прошли длинный путь, чтобы избавиться от иллюзий, многие из которых, кстати, активно навязывались нам различными "доброжелателями" извне, весьма не заинтересованными в том, чтобы российские проф­союзы были ни сильными, ни едиными.

В момент создания федерации, и это нужно сказать откровенно, мы не представляли себе в полном объеме того общества, которое идет на смену советскому – ни по конкретному государственному устройству, ни по экономическому, а значит, и трудовому укладу. Мы также лишь приблизительно, я бы даже сказал, идеалистически, видели то, как должно быть устроено профсоюзное движение в новой России.

Почти полувековой исторический период, который в странах Запада был отведен проф­союзам на создание и отладку структуры, способной противостоять давлению капитала, российским профсоюзам нужно было пройти за считанные годы. Столько же у нас было на создание общероссийской системы социального партнерства, в которой государство, работодатели и профсоюзы пытаются разрешить противоречия за столом переговоров. Иного пути не было. Без наведения элементарного порядка внутри структуры и выстраивания системы переговоров ни о каком развитии профсоюзного движения и речи бы сегодня не шло.

– Какие основные этапы в своем становлении прошла ФНПР?

– Их было несколько. С момента учреждения до 1993 года формировались основные параметры структуры профобъединения. В новом национальном профцентре зачастую "с нуля" создавались правила, по которым он будет работать как в части внутренней организации, так и по отношению к внешним субъектам – союзным структурам, российской власти, бизнесу. Именно в это время были созданы практически все общероссийские отраслевые профсоюзы.

Данный период характерен тем, что нарастающий экономический кризис, невиданный рост цен шли рука об руку с кризисом политическим. Но даже в это смутное время, когда исполнительная власть России боролась с законодательной, профсоюзы и Русская православная церковь пытались усадить стороны за стол переговоров. И не наша вина в том, что амбиции политиков привели тогда к бойне в Москве и поставили страну на грань гражданской войны.

С 1994 года начался новый этап в жизни Федерации независимых профсоюзов России. В обстановке упадка экономики, огромных долгов по заработной плате, профсоюзы страны путем сложнейших переговоров и организованных нами многомиллионных акций протеста защищают права работников. Именно в это время активно продолжается процесс создания механизмов социального партнерства в виде Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений, а также региональных и отраслевых площадок для переговоров и заключения соглашений. Некоторые из этих соглашений носили рамочный характер, но это был этап, который нужно было пройти.

Качественные изменения в работе российских профсоюзов произошли с начала 2000-х годов. Стабилизация государственной системы и экономический рост укрепили наши позиции. С этого периода институты социального партнерства на федеральном и региональном уровне усиливают свое влияние. Все больше отраслевых соглашений наполняется конкретными цифрами и обязательствами. В Государственной думе начинают работать профсоюзные депутаты. Кроме того, стандартом для общественной жизни российских профсоюзов становится участие в работе общественных палат – как федерального, так и регионального уровня, а с недавнего времени – деятельности Общероссийского народного фронта.

– Какие вопросы помимо исторических дат обсуждались на Генсовете ФНПР?

– Особо хочу отметить, что это было не только лишь юбилейное событие! Конечно, многим господам хотелось бы превратить профсоюзную борьбу в музей, чьи посетители сквозь стекло смотрят на экспонаты давно минувших дней. Но это не наш путь! Сегодня мы формулируем задачи Федерации независимых профсоюзов России на перспективу. Причем перспективу – широкую.

Профсоюзы – экономическая организация, что означает необходимость соответствия нашей структуры экономической структуре страны. Но на своем веку мы неоднократно видели, как происходили изменения экономической политики. И сегодня профсоюзы, совместно с социально ориентированными партнерами, должны активно воздействовать на экономическую политику государства. Особо хочу отметить, что профсоюзы могут существовать только там, где работают конкретные живые люди – на предприятиях и в организациях. Если предприятия закрываются, а организации "оптимизируются", то нет рабочих мест, а значит – нет и профсоюзов!
Мы столкнулись с тем, что реакция правительства на экономические трудности качественно отличается от той экономической политики, которая реализовывалась во время кризиса 2008–2009 годов. Тогда наряду с целевой финансовой поддержкой предприятий проводилась активная работа с рынком труда, была предпринята организация общественных работ и обеспечена поддержка безработных. На сегодня главная проблема предприятий – отсутствие оборотных средств и дешевых длинных кредитов. Деньги, которые государство направляло в банковскую систему, в реальную экономику, так и не поступили.

Я солидарен с теми, кто называет финансовую систему в стране "ростовщической". Что должны производить предприятия, чтобы брать кредиты со ставкой более 20 процентов годовых? Оружие или наркотики?! Хотя и прибыль в производстве и легальной торговле оружием на сегодня недостаточна для оплаты кредитов российских банков. Профсоюзы очень волнует сложившаяся ситуация. На сегодня мы не наблюдаем позитивных тенденций ни в экономике, ни на рынке труда. Складывается ощущение, что правительство самоустранилось от ведения промышленной политики, передоверив все "невидимым рукам" Центробанка и Минфина.

Мы, конечно, очень радовались за Алексея Кудрина, признанного в свое время за границей "лучшим министром финансов в Центральной и Восточной Европе". Замечательно и то, что Эльвиру Набиуллину недавно признали "лучшим главой центральных банков мира". Но здесь хотелось бы напомнить, что не в столь уж далекие времена первого и последнего президента СССР Михаила Горбачева также назвали "лучшим немцем". Такое впечатление, что Минфин в свое время начал, а ЦБ РФ продолжает сейчас развивать "славные" традиции Михаила Сергеевича. Только теперь уже в области кредитов и финансов. А российские граждане тем временем продолжают ждать, когда министра финансов и главу Центробанка можно будет назвать "лучшими русскими" руководителями указанных структур. Но пока, увы, таковых не наблюдается!

Складывается впечатление, что финан­сово-экономический блок правительства никаких выводов из уроков истории не делает. Сегодня фактически они, как и большевики в 1917 году, желают поражения собственной стране в идущей империалистической экономической войне. Так, может быть, нас пытаются ультралиберальными экономическими методами привести к новой революции и дальнейшему распаду страны? И, может, кому-то не терпится сменить действующего президента?!

– Что профсоюзы могут противопоставить этой угрозе?

– В течение четверти века Федерация независимых профсоюзов России выступала инициатором развития системы социального партнерства в России. Но нас не устраивает, когда отдельные государственные органы лишь создают видимость переговоров с социальными партнерами. К сожалению, эпизодически в роли такого "имитатора" выступает и Правительство РФ, инициирующее "социальные" в кавычках законопроекты без предварительного рассмотрения в Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений и вообще, в нарушение законодательства. То есть первостепенные для народа законы готовятся без общественного обсуждения. Мы считаем ненормальной ситуацию, когда бухгалтерский подход к развитию страны, который практикует Минфин, душит ее промышленное и социальное развитие.

Почти 2 миллиона человек вышли на улицы российских городов 7 октября этого года, выступая против произвола финансистов. И на следующий же день правительство, откровенно демонстрируя свое пренебрежение к воле народа, утверждает бюджет, сокращающий расходы на образование и медицину. Если два миллиона человек на улицах не производит должного впечатления, скажите – сколько нужно и в каких местах? Подобная политика разрушает социальное партнерство и социальный мир! А в сложнейшей внешнеполитической ситуации все это выглядит весьма и весьма провокационно.

Сегодняшние экономические проблемы – это серьезный вызов для профсоюзов России. Мы не согласны с тем, что меры по борьбе с кризисом для правительства заключаются в попытках сэкономить на бюджетниках и перекинуть льготников на плечи регионов. За последствия кризиса должны заплатить те, кто в период экономического роста выступал основным бенефициаром, главным получателем доходов. Я имею в виду российских олигархов, а также топ-менеджеров, получавших, а кое-где получающих до сих пор, доходы, несопоставимые с зарплатами основной части работников. Пришла пора делиться. И власть должна их в этом убедить. Профсоюзы готовы в этом власти помочь. И первый шаг в этом направлении необходимо сделать в срочном введении прогрессивного налога на доходы физических лиц, а не с установления для граждан налога на недвижимость по некорректной кадастровой стоимости.

– А какие изменения происходят во внутренней жизни ФНПР и каким современные профсоюзы видят свое будущее?

– Прежде всего, утверждается тезис о необходимости неукоснительного выполнения совместно принятых решений. Активно обсуждается необходимость объединения профсоюзов родственных отраслей. В отраслевых профсоюзах выстраивается дееспособная вертикаль управления. Региональные профобъединения принимают важные и ответственные решения по совершенствованию своих уставов и приведению их в соответствие с Уставом ФНПР.

В течение десяти последних лет внутри Федерации была создана разветвленная система молодежных советов. Молодые активисты все активнее принимают участие в работе профсоюзных структур разного уровня. Серьезное развитие получила информационная работа, мы сделали большой шаг к тому, чтобы позицию профсоюзов России по наиболее значимым вопросам знали и разделяли все активисты, все члены профсоюзов – от Калининграда до Курильских островов…
Российские профсоюзы – это интернациональная и одновременно глубоко патриотичная организация. И в нынешней непростой обстановке особо хочу подчеркнуть, что мы всегда будем на стороне работников, членов профсоюзов, а также всегда будем выступать за единство и независимость нашей страны.
Вместе с тем основная причина кризисных явлений в экономике России – это прежде всего неэффективность либеральных методов управления, в результате которых рост промышленного производства в стране фактически остановился. Российские
профсоюзы призывают общество сплотиться и потребовать изменить губительный экономический курс.

Нам предстоит большая работа по усилению отраслевых профсоюзов через их объединение. Только по-настоящему сильные отраслевые профсоюзы готовы гарантировать работнику достойный коллективный договор, безопасное и хорошо оплачиваемое рабочее место, бесплатную и эффективную юридическую защиту. Но, чтобы стать такими, перед отраслевыми профсоюзами стоит задача создания централизованных фондов, которые способны обеспечить и работу переговорщика, и юридическую поддержку. А при необходимости – материальную помощь бастующим работникам.

Профсоюзы России видят себя в будущем как сильные, независимые, эффективные и подлинно демократические организации. И несмотря на то, что мы прошли долгий путь к этой цели – многое у нас еще впереди.